August 20th, 2014

Мощная статья

Мне нравится когда телкажурналист говорит война-россия-путин-чеченскиенаемники человеку который реально в теме, блять разобраться она хочет
вообщем радует, что начал появляться адекват на украине, ед скоро там вообще скоро прикроют сми все, поздновато для адеквата

воообщем обновленный план ужасного Пу такой:

1. ждем экономического пиздеца и майдана, с одной стороны будут поджимать гробы с атошниками, с другой цены, холода и дефициты
2. ставим своих во власть
3. свои подписывают доки по Крыму - теперь все официально, чтоб блять уже никто не вякал - украина сама отдала, вот и подпись
4. возможно и луганск с донецком тоже
5. а дальше строится пророссийская украина, с федерализацией и тп, ну там тоже самое, на наших кредитах, с газом и тп (вощем янукович только уже наш)
6. мож чтоб заткнулись отдадут галицию европе

ессно это все после холодов, когда 50% свидомых покрошат на востоке, а остальные резко поумнеют




 А для вас не одни и те же? Для вас шесть миллионов луганских и донецких жителей вдруг стали врагами?

– Нет, мирные жители не являются врагами.

– А те, кто ходит с оружием – их 15 тысяч – они враги?

– Ну, вообще-то да. Это люди, которые угрожают жизни и здоровью мирных людей.

– Армия угрожает жизни и здоровью мирных людей. Она для этого создана. Офицеры, закончившие военные училища, – это профессиональные убийцы, или вы не знали об этом? Не знали? Это не человек, который ходит с флагом на параде, это человек, который в окопе убивает другого человека.

Он на это учился, так же, как я – летчик-истребитель. Красивое слово, в быту привычное. Уберите слово летчик и поймите, что я – истребитель. Я должен что делать? – Истреблять.

Я не отношусь к тем людям так, как относитесь вы к врагам. Вам легко с этой позиции. А я этих людей давно знаю. Там офицеры, там афганцы, с которыми мы протестовали против Януковича. Там люди, с которыми мы стояли на Майдане. На Евромайдане. Но мы его так не называли.

– Там – это где?

– Там – на той стороне. За ленточкой. В Луганской и Донецкой республиках.

– То есть, эти люди стояли с вами на Майдане?

– Да, они теперь воюют с украинской армией. Они с двух сторон.

– А почему они это делают?..

– А почему на Майдане это делал "Правый сектор"? Или почему люди стояли на Майдане?

– Если они были на одном Майдане, почему они теперь выступают против тех людей, с которыми стояли рука об руку?

– Потому что люди, которые были на Майдане, удовлетворились снятием Януковича – и всё. Больше ни одно требование не выполнено. А эти решили до конца идти. Им мало того, что сняли Януковича, им нужны реальные изменения. И большинство пунктов, которые они требуют – те же, что провозглашались на Майдане.

– Но выглядит это совершенно по-другому.

– За это надо журналистов поблагодарить и всех остальных, кто обозвал их террористами. И тех, кто придумал слово "АТО" вместо слова "война".

– Но Россия не признает это войной...

– Россия здесь при чем?

– По-вашему, Россия не участвует в этом конфликте?

– Вы там видели российские войска?

– Я видела военных из России.

– Вы видели участие российских войск?

– Официальных – нет.

– Вы и неофициально их не увидите, потому что их там нет. Если вы видели какого-то человека русского или военного, это не означает участие России.

– А как это назвать?

– Как угодно. Вы знаете, что наемники воюют с обеих сторон?

– Да.

– С обеих. И с украинской, и с луганской и донецкой. Ну, вот, как это назвать, что и Польша воюет вместе с нами, и Швеция?

Есть нехороший анекдот: "Россия воюет с Америкой до последнего украинца". Это больше похоже на правду. Но это геополитика, и разбор совершенно в другом месте. Специалисты по национальной безопасности могут об этом говорить.

Мы же работаем непосредственно в поле и, пользуясь этими знаниями и своим опытом, называем вещи своими именами. Если там есть поставка российского оружия, это одно дело. И какой человек его поставляет? Путин может запретить, это другой вопрос. Если там есть российские офицеры, это тоже другой вопрос. Это не участие России.

– А как это назвать?

– Вы были там?

– Я последние полгода только этим и занимаюсь.

– И что, все российские офицеры? Чечены все?

– Нет, не все, но костяк. Люди, которые руководят процессом.

– Да Господь с вами. С украинскими паспортами?

– Со вполне себе российскими паспортами.

– Это называется "советники".

– Инструктора.

– Еще в Советском Союзе мы уезжали в другие страны, как "шахтеры, по обмену опытом" – были военными советниками. Точно также советуют и специалисты с разных стран, инструктора. Не потому что страна туда отправляет, а потому что народ просит.

Вот мы собираемся сделать с вами банду маленькую, но нам нужен специалист, и мы его приглашаем. Бандита какого-нибудь. Для того чтобы он посоветовал, как и что делать.

– Но люди, которые рассказывают, как и что делать, все из России. Как можно говорить о том, что этот процесс является внутренним, если он управляется извне?

– Вы так хотите, так и говорите.

– Нет, я пытаюсь разобраться.

– Разбирайтесь. Я вам сказал свое мнение. Все вопросы решаются внутри Украины. Войну уже можно было выиграть одной и другой стороне восемь раз.

– Если бы не...?

– Если бы было желание выиграть, а не растянуть. Огонь прекратить и договориться – можно было за три месяца. В любой ситуации можно остановить огонь и договориться.

– Почему, по-вашему, этого не происходит?

– Кто-то не заинтересован в прекращении войны. Я могу договориться.

– А вы будете это делать?

– Буду.

..... целиком http://www.pravda.com.ua/articles/2014/08/20/7035274/

p.s. сразу и не поймешь кто журналист, а кто спец